Упряжка для собак: скорость в сердце, лапах и душе

Собачья упряжка

Глава из книги «Азы выживания».

Если кто-то думает, что из нескольких набранных и первых попавшихся Шавок можно соорудить упряжку для поездки на нартах, то это, мягко говоря, не совсем так.
Одну или двух необученных собак в упряжку можно поставить, но все остальные должны быть уже обучены этому ремеслу. С другой стороны, любую собаку можно обучить для работы в упряжке, но. Тут есть некоторые особые требования.
Собачки после трудного или длительного перехода просто валятся от усталости на снег и если вы используете для упряжки короткошерстных боксеров, стаффордшир-терьеров, русских гончих, понтеров и немецких догов, то эти собачки у вас до смерти простудятся, после первой же гонки. Значит, с выше перечисленными собачками гонки устраивать можно, но в щадящих условиях и недалеко от теплых мест для ночевок. Для настоящей упряжки, расчитанной на сверхтяжелые условия нужны собачки привыкшие спать в любую стужу на открытом воздухе. То есть, для этих целей надо использовать северных лаек. Желательно крупных пород, они сильнее и больше вытянут.
Для не сведущих. Лайки бывают и карликовых пород. Например, карело-финская. Чисто комнатная порода, с высотой в холке у особо крупных самцов до 42 сантиметров. Для примера противовеса, якутская лайка до метра в холке и веса под семьдесят кило, с хвостом поленом. Правда эта «лайка» откровенная разновидность одомашненного волка, но это уже другая история.
Кстати, даже при условии, что собачки крупные и сильные, вес груза расчитывают так, на одну собачку не более 20 (двадцати) килограммов груза. В общий вес груза входит и вес нарт. Это для длительных или тяжелых маршрутов. На спор (их хозяев) иные собачки могут вытянуть и до тонны, но обычно недалече, метров на десять, двадцать.
Полезное дополнение: ездовые собачки обычно умирают прямо в упряжке и на бегу. Собачки не любят полумер, если защищать человека так не щадя жизни, работают тоже до последней, своей возможности и с большой охотой. А умирают с превеликой благодарностью и любовью к своему человеку-хозяину (к любому хозяину). В последние минуты собачки не вспоминают пинки и затрещины ни за что или за просто так, для профилактики. Не вспоминают скудную кормежку, зверское содержание, издевательства и прочие человеческие «недосмотры» или изыски. Они умирают с благодарностью, что хозяин у них все же был и с сожалением, что не могут и дальше послужить своему хозяину верой и правдой. Поэтому перегружать собачку грузом не стоит, можете свою собачку потерять в первую же поездку. Для того чтоб угодить хозяину собачка пойдет даже на смерть, а отказаться от непосильной работы собачка может не догадаться.
Итак, как же научить свою собаку тянуть лямку от груженных нарт или везти саночки с вашим ребенком?
Все довольно просто.
Собственному псу надо просто показать как это делать. Запрячь его и напару с песиком тащить груз (санки). В конце концов пес сам начнет справляться с заданием. Сразу предупреждаю, обучение может растянуться на пару недель, но может хватить и полдня обучения. Как повезет. Главное терпение и никаких наказаний. В конце концов пес поймет, что его хозяину нужно и разобьется в лепешку, лишь бы угодить хозяину.
Как вы помните, для рабочей упряжки надо шесть, семь собачек и индивидуально обучать всех сразу сложно, но все равно можно. Щенкам будущих ездовых собак, в пяти-шести месячном возрасте вешают на поводке поленья и щенки в итоге привыкают тянуть волочащийся за своей спиной груз. Заодно привыкают к шлейке, ошейнику, поводку и привязи.
Ездовые собаки знают, что такое ошейник, но груз тянут с помощью шлейки. Это широкий ремень, перехватывает грудь собаки через холку, сразу за передними лапами и перпендикулярно к этому ремню прикреплен (пришит) еще один ремень перехватывающий грудь собаки под шеей. Обычно шлейки шьются индивидуально на каждую собаку. В отверстие между грудным и подгрудным ремнем просовываются передние лапы собаки и шлейка застегиваются на собаке в районе холки. Там же крепится и крепление лямки-потаска. Именно такой вариант шлейки наиболее подходит для ездовых (домашних) собак одиночек.
Вообще-то вариантов шлеек много, также как и мест где собак используют или использовали в качестве ездовых. Собаки тащат нарты цугом (парами и друг за другом) или веером (это когда все собаки в упряжке примерно на одном растоянии от передка нарт). Шлейки должны обеспечить самим собачкам удобство в работе и универсальность в применении для хозяина упряжки. Металлические детали на шлейках и вообще на всей сбруе не желательны, особенно при минусовой температуре.
Особое обучение у собаки вожака упряжки. Этот пес должен знать команды: вперед, стой, право и влево. А также: сидеть, лежать, фу и т.д. Вожак упряжки на особом положении. Вожак должен быть полноправным лидером, самым сильным и опытным в драках. Хозяин упряжки специально ссорит всех остальных собак из упряжки с вожаком. Вожак спит (по возможности) в тепле, в помещении рядом с хозяином и чаще получает от хозяина подачки. Остальные собачки спят на вольном воздухе, в снегу и питаются тогда, когда их захочет накормить хозяин.
Во время рабочих переходов, рабочих собачек кормят раз или два в сутки. В нерабочее время (летом) собак не кормят вообще, принуждая их питаться подножным кормом или кормят раз в неделю, чтоб собачки от такой жизни не разбежались во все четыре стороны. Естественно, собачки летом бегают куда захотят и где захотят. Унижтожая всю живность и все ягодники в огруге. Заодно раззоряют помойки и очищают округу от падали, дерьма КРС и заражаясь всеми возможными, заразными болезнями.
У порядочных хозяев ездовые собаки получают корм круглый год, а в рабочее время еще и усиленный паек. За один рабочий день собачки могут похудеть на 5-10 процентов своего веса. Иным людям бы так. Порядочный хозяин также следит за здоровьем собак и периодичностью проводимых прививок.
Собачьи драки также доставляют массу неудобств как самим собакам, так и их хозяевам. Необходимо изучить собачью психологию и предотвращать возможные драки. Во время собачьей драки нельзя кидаться разнимать (их) в самую середину, распинывать собак ногами, бить дубиной всех подряд или растаскивать собак железными баграми. А именно такие, неправильные способы прекращения собачьих драк обычно предпринимаются. В итоге хозяева обязательно получают укусы от собственных и чужих собак, порваную одежду, а также калечат и убивают собак. Зарабатывают кровных врагов в лице хозяев чужих собак или познают на себе тонкости судопроизводства.
Немного о собачьих драках. Собачьи драки бывают двух видов: доказательство своего превосходства и встреча на равных. Второй вариант более опасный и может закончиться смертью одного из бойцов. Первый заканчивается обычной трепкой одного пса, драка заканчивается обычно очень быстро и почти бескровно.
Если у обеих сцепившихся в драке собак рядом хозяева, каждый хозяин хватает свою собаку за задние лапы и собак растаскивают в стороны. Если обе собаки собственные, то разгоняют их обливая водой (летом) или метровой длины ремнем, хлопая собак по задницам. Подойдут также куртка и гибкая ветка, сдобренные громкими, голосовыми приказами. Незабывайте, что самый главный вожак среди ваших собак это ВЫ. Бить собак и прочих братьев меньших по голове нельзя, можно нечаянно выбить им глаза.
Собачьи драки в группе собак обычное явление. Собачки быстро выясняют свой статус и кто кого должен бояться. Хозяину же достаточно держать подальше друг от друга самых непонятливых или задиристых. Раздавать корм соблюдая очередность по статусу, никого не обделяя или наоборот, не награждая выборочно особыми знаками внимания. Если погладили одну, то гладьте и всех остальных. Если шлепнули одну, то шлепайте и других. Иначе вся стая «поможет» вам наказать провинившуюся, накажут также и ту собачку, что заимела особое расположение от хозяина.
Неприлично сравнивать собачьи повадки с человеческим поведением, но параллель есть. Точно такое же поведение у подрастающих уголовников в исправительных колонниях. Постоянное выяснение лидера, собственного статуса и привилегий, драки одной территориальной групировки с другой, негласные законы поведения. Бесприкословная дисциплина, любая вольность в поведении жестоко наказывается и никаких (человеческих) ограничений в поступках на территории противника и со слабым противником.
Запряжку цугом проводят по собачьему статусу. Впереди вожак и самые первые по статусу, сзади самые последние. Драчунов ставят в разные пары, понятно почему. Запряженные таким образом задние собачки, видя наконец-то убегающего пса с более высоким статусом, хотят его укусить и лучше тянут нарты, но как бы задний пес не старался догнать переднего, он не может. Передний пес знает о серьезности намерений заднего и убегает, а заодно тоже тянет нарты. В такие моменты задний может укусить переднего по настоящему, не заботясь в этот момент о статусе. Убегает, значит может получить по полной программе, «как гад позорный».
В запряжке веером, вожак и самые первые в середине, последние по краям. Но тут другой способ подгонки. Все псы соединены парами с общим ремнем протянутым через кольцо на нартах (санях). Если один пес из пары начинает «сачковать», то начнет задевать(ударяться) задними лапами о передок нарт и естественно прибавляет ходу, и тяги. Другие пары тоже обязаны держать скорость и тягу на уровне остальных. В итоге все собачки в упряжке бегут с одной скоростью и тягой.
Но! Самое интересное, что все собаки знают, что основная работа это тянуть нарты. Все хитрости хозяина хороши только споначалу, затем собачки показывают, что знают первопричину своих действий.
Собачки на бегу иногда ранят ноги и по каким-то другим причинам не могут тянуть нарты, но если такую собачку отстегнуть от упряжки, чтоб она хотя бы самостоятельно добежала до конца маршрута, собачка первое время пытается встать третьей в какую-то пару. И только потом уходит назад и бежит за нартами.
Собаки на ходу умудряются ходить по малому и большому, работа превыше всего. Но выскочивший заяц, лиса или кошка (в поселке) могут испортить всю поездку. Особенно в населенном пункте, где вы враз станете ходячим анекдотом для всего поселка. Не отчаивайтесь, у вас были достойные предшественники. Все проходили через это.
Осталось рассказать о нартах, управлении собачками, одежде и обуви для собачек и еще много чего, что связано с собаками, собачьими гонками и прочими собако-человеческими делами, но это уже в другой раз.

Семь собачьих скоростей (Ездовые собаки на Байкале)

Мы приезжаем на Байкал с желанием как можно дальше убежать от скуки городских будней. В наших планах на отдых — получить новые впечатления и эмоции, изведать неизведанное и почувствовать вкус настоящих приключений …

Ездовые лайки, Байкал

Лайки на Байкале

Камчатская Лайка (Иркутская область)

С менив четырехколесного друга на экзотический вид передвижения — со бачьи упряжки, можно увидеть окружающий мир совсем иными глазами. Хотите почувствовать себя настоящим эскимосом или полярником? Тогда вместо руля автомобиля берите в руки — семь собачьих скоростей! В 2002 году одна из туристических компаний загорелась идеей создания своего маршрута на Байкале с ездовыми собаками. Экстремальный и довольно экзотичный вид отдыха должен был привлечь внимание туристов. В поселке Листвянка был создан «Байкальский центр ездового спорта». Первоначально на Камчатке было приобретено две упряжки и 12 камчатских лаек для них. Сейчас в Центре уже 33 собаки, готовые в любой момент бежать и везти смельчаков-туристов на четырех полностью укомплектованных упряжках. Для самих сотрудников Центра подготовка, выращивание и разведение ездовых собак, участие с ними в национальных и международных соревнованиях — стали и увлечением, и основным делом жизни.

Каюр Олег Тюрюмин, возглавивший Центр, ранее занимался служебным собаководством, а также исполнял обязанности тренера сборной Иркутской области по служебному многоборью с собаками. Олег признается, что собаки — его любовь и призвание с детства и сколько он себя помнит, всегда был окружен четвероногими. Но навыков ездового собаководства Олег не имел. «Естественно, на содержание собак потребовались не только финансовые, но и физические, моральные силы. Те виды спорта, в которых помимо человека, природы и снаряжения присутствует еще один элемент — животное, являются наиболее сложными с организационной стороны. Ожидать скорой прибыли от маршрутов на ездовых собаках наш Центр не рассчитывал. Нам приходилось переживать и достаточно сложные времена, решая финансовые проблемы», — комментирует Олег ситуацию.

Читать еще:  Почему собака поджимает хвост: правильно истолковываем своего питомца

С каждым годом спрос на маршруты неуклонно растет. За время существования Центра его сотрудники приобрели ценный опыт и постоянно совершенствуют свои навыки обслуживания туристов. «Мы предлагаем людям эмоции, сродни тем, что испытывали полярники, первооткрыватели Арктики и Антарктики. Путешествие по «бело #2, 2008 | Правила Игры. Сибирь 43 му безмолвию» озера способно раскрывать в людях те грани личности, о которых они, возможно даже не догадывались. Преодоление значительных расстояний, борьба с препятствиями, общение с животными являются неотъемлемой частью 100% отдыха. Это отдых для активных людей, уверенных в себе и в своих силах».

Собачья упряжка формируется обычно из 7-8 собак. Дрессировка упряжных собак начинается уже со щенячьего возраста. Примерно в шесть месяцев щенок присоединяется к упряжке старших собак. Более серьезные тренировки начинаются для собак после первого года жизни. Их учат не отвлекаться, реагировать на команды каюра, соблюдать различные условия трассы. По мере того, как собаки крепнут и обретают выносливость, дистанции увеличиваются. Особая роль в упряжке принадлежит лидерам. Собакалидер является ведущей в первой паре, обладает хорошей работоспособностью, выносливостью, отлично знает команды. Лидеры обычно интеллектуальны, сдержанны, надежны. Самая ответственная роль после лидера достается «рулевым собакам». Будучи самыми крупными в упряжке, они «рулят» нартами, «вписывают» их в поворот и возвращают на трассу. Поэтому, кстати, у них чаще, чем у других собак, стираются подушечки задних лап. Опытный каюр меняет позиции собак внутри упряжки, для того, чтобы найти ту, которая лучше всего раскроет уникальные способности собаки.

Камчатские лайки в буквальном смысле рвутся в путь. Как правило, пока каюры еще готовят упряжку, в питомнике творится нечто невообразимое. Своим лаем и рвением они буквально сообщают: «Меня! Меня!», «Я-то чем хуже?!». А счастливчики, уже оказавшиеся в одной связке, что есть силы дергают стоящие на приколе нарты. Старт для собак — настоящее счастье, а вот каюру и клиенту приходится немного поволноваться. Сразу после старта собаки срываются с места, струной натягивая длинную упряжку. Каюр ловит равновесие на шатких нартах и направляет собак голосом. Упряжка из восьми собак на старте развивает скорость до 50 км/ч (!), затем удерживает ее примерно на уровне 20 км/час.

Бежать вперед — это смысл жизни ездовых собак и поэтому первые полчаса они практически не реагируют на команды. Опытный каюр сопровождает упряжку на протяжении всего маршрута, в его задачу входит обучать клиента управлению нартами и не допустить потери собак с упряжкой. «На этапе обучения не исключены падения. Если все-таки клиент падает, главное при этом — не потерять нарты. Рассчитывать на послушание собак в таких случаях не приходится — они будут бежать до тех пор, пока это возможно. Догнать упряжку очень сложно.» Чтобы избежать такой неприятности, как потеря упряжки, на управляющего надевают специальный пояс, скрепляющий его с нартами.

Единственное средство управления нартами для каюра это его собственное тело, которое должно чувствовать их также как, например, горные лыжи. На нартах есть тормоз — небольшая металлическая полоска с шипами расположенная между полозьями.

Остановить восемь бегущих Семь собачих скоростей | ТАЙМ-АУТ собак дело не очень-то и простое. Условия для остановки: наличие быстрой реакции, собственных сил и снега под полозьями. Для длительных остановок используют специальные якоря, которые удерживают упряжку, когда управляющий сходит с нарт. «Нужно понимать, что собаки — это не снегоход, который ключиком завел. Они управляемы иначе, чем какое-либо из транспортных средств. Скорости у них не переключаются и нельзя быть на 100% уверенным, что они повернут именно туда, куда вам нужно в данный момент» — подшучивает Олег Тюрюмин. Но случаев, чтобы собаки откровенно не слушались и унесли нарты, куда собачьи глаза глядят, опытный каюр не припомнил.

Последние несколько лет у туристов, путешествующих по Байкалу зимой, стали очень популярны переходы по льду озера — пешком, на лыжах, на коньках, буерах и пр. Количество человек, совершивших переход на собачьих упряжках, пока незначительно. Возможно, туристов пока отпугивает довольно высокая цена. Тем не менее, спрос на маршруты есть на протяжении всей зимы и первых месяцев весны. Разработкой тура занимаются профессионалы. Главный критерий в выборе маршрута — безопасность. Места, где встречаются торосы, трещины и глубокий снег, остаются в стороне. «Как правило, туристы, приезжающие к нам в Центр уже знают, чего хотят. Маршрут, размещение, количество туристических дней обговариваются заранее, когда клиент находится еще в своем городе. Некоторые клиенты приезжают по совету друзей и говорят: «Мне вот такой маршрут, который понравился моему другу!». Но мы рассказываем и о других маршрутах, чтобы ему было из чего выбрать», — рассказывают в Центре.

В зависимости от маршрута и по желанию туристы размещаются в гостиницах, на турбазах, в охотничьих зимовьях или палатках (ночевки в спальных мешках).

Подготовка и снаряжение

Специальной подготовки для прохождения маршрута не требуется. Необходима физическая и моральная готовность к многочасовому пребыванию на морозе. Нужно быть готовым к падениям на лед: первые несколько часов, пока не освоено управление нартами, падения неизбежны. Главные предметы экипировки — теплая зимняя обувь (размер под шерстяной носок), теплый костюм, меховые или плотные шерстяные варежки. Обязательно нужно взять солнцезащитные очки и крем.

Туристы из маршрутов возвращаются уставшие, но всегда довольные. Преодолев несколько десятков километров по льду Байкала, побеждая холод, торосы и падая с нарт, они получают ту порцию адреналина, которая необходима для настоящего, активного отдыха. По возвращению домой они смело могут сказать: «Я видел Байкал!».

Анна Бережных
Журнал «Правила игры» №2, март 2008 года

Собачья упряжка

Глава из книги «Азы выживания».

Если кто-то думает, что из нескольких набранных и первых попавшихся Шавок можно соорудить упряжку для поездки на нартах, то это, мягко говоря, не совсем так.
Одну или двух необученных собак в упряжку можно поставить, но все остальные должны быть уже обучены этому ремеслу. С другой стороны, любую собаку можно обучить для работы в упряжке, но. Тут есть некоторые особые требования.
Собачки после трудного или длительного перехода просто валятся от усталости на снег и если вы используете для упряжки короткошерстных боксеров, стаффордшир-терьеров, русских гончих, понтеров и немецких догов, то эти собачки у вас до смерти простудятся, после первой же гонки. Значит, с выше перечисленными собачками гонки устраивать можно, но в щадящих условиях и недалеко от теплых мест для ночевок. Для настоящей упряжки, расчитанной на сверхтяжелые условия нужны собачки привыкшие спать в любую стужу на открытом воздухе. То есть, для этих целей надо использовать северных лаек. Желательно крупных пород, они сильнее и больше вытянут.
Для не сведущих. Лайки бывают и карликовых пород. Например, карело-финская. Чисто комнатная порода, с высотой в холке у особо крупных самцов до 42 сантиметров. Для примера противовеса, якутская лайка до метра в холке и веса под семьдесят кило, с хвостом поленом. Правда эта «лайка» откровенная разновидность одомашненного волка, но это уже другая история.
Кстати, даже при условии, что собачки крупные и сильные, вес груза расчитывают так, на одну собачку не более 20 (двадцати) килограммов груза. В общий вес груза входит и вес нарт. Это для длительных или тяжелых маршрутов. На спор (их хозяев) иные собачки могут вытянуть и до тонны, но обычно недалече, метров на десять, двадцать.
Полезное дополнение: ездовые собачки обычно умирают прямо в упряжке и на бегу. Собачки не любят полумер, если защищать человека так не щадя жизни, работают тоже до последней, своей возможности и с большой охотой. А умирают с превеликой благодарностью и любовью к своему человеку-хозяину (к любому хозяину). В последние минуты собачки не вспоминают пинки и затрещины ни за что или за просто так, для профилактики. Не вспоминают скудную кормежку, зверское содержание, издевательства и прочие человеческие «недосмотры» или изыски. Они умирают с благодарностью, что хозяин у них все же был и с сожалением, что не могут и дальше послужить своему хозяину верой и правдой. Поэтому перегружать собачку грузом не стоит, можете свою собачку потерять в первую же поездку. Для того чтоб угодить хозяину собачка пойдет даже на смерть, а отказаться от непосильной работы собачка может не догадаться.
Итак, как же научить свою собаку тянуть лямку от груженных нарт или везти саночки с вашим ребенком?
Все довольно просто.
Собственному псу надо просто показать как это делать. Запрячь его и напару с песиком тащить груз (санки). В конце концов пес сам начнет справляться с заданием. Сразу предупреждаю, обучение может растянуться на пару недель, но может хватить и полдня обучения. Как повезет. Главное терпение и никаких наказаний. В конце концов пес поймет, что его хозяину нужно и разобьется в лепешку, лишь бы угодить хозяину.
Как вы помните, для рабочей упряжки надо шесть, семь собачек и индивидуально обучать всех сразу сложно, но все равно можно. Щенкам будущих ездовых собак, в пяти-шести месячном возрасте вешают на поводке поленья и щенки в итоге привыкают тянуть волочащийся за своей спиной груз. Заодно привыкают к шлейке, ошейнику, поводку и привязи.
Ездовые собаки знают, что такое ошейник, но груз тянут с помощью шлейки. Это широкий ремень, перехватывает грудь собаки через холку, сразу за передними лапами и перпендикулярно к этому ремню прикреплен (пришит) еще один ремень перехватывающий грудь собаки под шеей. Обычно шлейки шьются индивидуально на каждую собаку. В отверстие между грудным и подгрудным ремнем просовываются передние лапы собаки и шлейка застегиваются на собаке в районе холки. Там же крепится и крепление лямки-потаска. Именно такой вариант шлейки наиболее подходит для ездовых (домашних) собак одиночек.
Вообще-то вариантов шлеек много, также как и мест где собак используют или использовали в качестве ездовых. Собаки тащат нарты цугом (парами и друг за другом) или веером (это когда все собаки в упряжке примерно на одном растоянии от передка нарт). Шлейки должны обеспечить самим собачкам удобство в работе и универсальность в применении для хозяина упряжки. Металлические детали на шлейках и вообще на всей сбруе не желательны, особенно при минусовой температуре.
Особое обучение у собаки вожака упряжки. Этот пес должен знать команды: вперед, стой, право и влево. А также: сидеть, лежать, фу и т.д. Вожак упряжки на особом положении. Вожак должен быть полноправным лидером, самым сильным и опытным в драках. Хозяин упряжки специально ссорит всех остальных собак из упряжки с вожаком. Вожак спит (по возможности) в тепле, в помещении рядом с хозяином и чаще получает от хозяина подачки. Остальные собачки спят на вольном воздухе, в снегу и питаются тогда, когда их захочет накормить хозяин.
Во время рабочих переходов, рабочих собачек кормят раз или два в сутки. В нерабочее время (летом) собак не кормят вообще, принуждая их питаться подножным кормом или кормят раз в неделю, чтоб собачки от такой жизни не разбежались во все четыре стороны. Естественно, собачки летом бегают куда захотят и где захотят. Унижтожая всю живность и все ягодники в огруге. Заодно раззоряют помойки и очищают округу от падали, дерьма КРС и заражаясь всеми возможными, заразными болезнями.
У порядочных хозяев ездовые собаки получают корм круглый год, а в рабочее время еще и усиленный паек. За один рабочий день собачки могут похудеть на 5-10 процентов своего веса. Иным людям бы так. Порядочный хозяин также следит за здоровьем собак и периодичностью проводимых прививок.
Собачьи драки также доставляют массу неудобств как самим собакам, так и их хозяевам. Необходимо изучить собачью психологию и предотвращать возможные драки. Во время собачьей драки нельзя кидаться разнимать (их) в самую середину, распинывать собак ногами, бить дубиной всех подряд или растаскивать собак железными баграми. А именно такие, неправильные способы прекращения собачьих драк обычно предпринимаются. В итоге хозяева обязательно получают укусы от собственных и чужих собак, порваную одежду, а также калечат и убивают собак. Зарабатывают кровных врагов в лице хозяев чужих собак или познают на себе тонкости судопроизводства.
Немного о собачьих драках. Собачьи драки бывают двух видов: доказательство своего превосходства и встреча на равных. Второй вариант более опасный и может закончиться смертью одного из бойцов. Первый заканчивается обычной трепкой одного пса, драка заканчивается обычно очень быстро и почти бескровно.
Если у обеих сцепившихся в драке собак рядом хозяева, каждый хозяин хватает свою собаку за задние лапы и собак растаскивают в стороны. Если обе собаки собственные, то разгоняют их обливая водой (летом) или метровой длины ремнем, хлопая собак по задницам. Подойдут также куртка и гибкая ветка, сдобренные громкими, голосовыми приказами. Незабывайте, что самый главный вожак среди ваших собак это ВЫ. Бить собак и прочих братьев меньших по голове нельзя, можно нечаянно выбить им глаза.
Собачьи драки в группе собак обычное явление. Собачки быстро выясняют свой статус и кто кого должен бояться. Хозяину же достаточно держать подальше друг от друга самых непонятливых или задиристых. Раздавать корм соблюдая очередность по статусу, никого не обделяя или наоборот, не награждая выборочно особыми знаками внимания. Если погладили одну, то гладьте и всех остальных. Если шлепнули одну, то шлепайте и других. Иначе вся стая «поможет» вам наказать провинившуюся, накажут также и ту собачку, что заимела особое расположение от хозяина.
Неприлично сравнивать собачьи повадки с человеческим поведением, но параллель есть. Точно такое же поведение у подрастающих уголовников в исправительных колонниях. Постоянное выяснение лидера, собственного статуса и привилегий, драки одной территориальной групировки с другой, негласные законы поведения. Бесприкословная дисциплина, любая вольность в поведении жестоко наказывается и никаких (человеческих) ограничений в поступках на территории противника и со слабым противником.
Запряжку цугом проводят по собачьему статусу. Впереди вожак и самые первые по статусу, сзади самые последние. Драчунов ставят в разные пары, понятно почему. Запряженные таким образом задние собачки, видя наконец-то убегающего пса с более высоким статусом, хотят его укусить и лучше тянут нарты, но как бы задний пес не старался догнать переднего, он не может. Передний пес знает о серьезности намерений заднего и убегает, а заодно тоже тянет нарты. В такие моменты задний может укусить переднего по настоящему, не заботясь в этот момент о статусе. Убегает, значит может получить по полной программе, «как гад позорный».
В запряжке веером, вожак и самые первые в середине, последние по краям. Но тут другой способ подгонки. Все псы соединены парами с общим ремнем протянутым через кольцо на нартах (санях). Если один пес из пары начинает «сачковать», то начнет задевать(ударяться) задними лапами о передок нарт и естественно прибавляет ходу, и тяги. Другие пары тоже обязаны держать скорость и тягу на уровне остальных. В итоге все собачки в упряжке бегут с одной скоростью и тягой.
Но! Самое интересное, что все собаки знают, что основная работа это тянуть нарты. Все хитрости хозяина хороши только споначалу, затем собачки показывают, что знают первопричину своих действий.
Собачки на бегу иногда ранят ноги и по каким-то другим причинам не могут тянуть нарты, но если такую собачку отстегнуть от упряжки, чтоб она хотя бы самостоятельно добежала до конца маршрута, собачка первое время пытается встать третьей в какую-то пару. И только потом уходит назад и бежит за нартами.
Собаки на ходу умудряются ходить по малому и большому, работа превыше всего. Но выскочивший заяц, лиса или кошка (в поселке) могут испортить всю поездку. Особенно в населенном пункте, где вы враз станете ходячим анекдотом для всего поселка. Не отчаивайтесь, у вас были достойные предшественники. Все проходили через это.
Осталось рассказать о нартах, управлении собачками, одежде и обуви для собачек и еще много чего, что связано с собаками, собачьими гонками и прочими собако-человеческими делами, но это уже в другой раз.

Читать еще:  Саркоптоз у кошек — от симптомов до лечения

Упряжка для собак: скорость в сердце, лапах и душе

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 588 528
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 547 351

Лорна Коппингер, Раймонд Коппингер

Собаки. Новый взгляд на происхождение, поведение и эволюцию собак

Деревенская собака, 1974 г. (Jerome Liebling)

Мы посвящаем эту книгу нашим замечательным собакам.

Смоки, гончая, обожала сопровождать велосипедистов.

Робби, колли, был назван в честь героя «Трех товарищей», нас тогда было как раз трое. Ему нравилось ездить в кузове нашего пикапа, вот только имел дурную привычку рычать на дорожных полицейских.

Ситка, ездовая собака (почти), отличалась чувством юмора и игнорировала наши попытки изучать поведение животных.

Скримшоу, небольшая вельш корги, чувством юмора не обладала, но мы научили ее «смотреть на стену» по команде, этим она всегда забавляла гостей.

Скоутер, породы чесапик бей ретривер, с удовольствием бегала за мячиками, принося их обратно, но, увы, не отличала мяч от дикобраза. Дружелюбная и добродушная, за исключением тех случаев, когда приходилось вынимать из нее дикобразьи иглы.

Торна, югославская шарпланинская овчарка, не отличалась разнообразием реакций: когда ее звали, она либо смотрела на зовущего, либо нет.

Лайна, итальянская овчарка, была названа в честь тетушки Анджелайны Джентайл, которая, когда ей сообщили об этом, со слезами на глазах воскликнула: «Это самый прекрасный подарок, который мне когда-либо преподносили».

Перро и Джейн, бордер колли. Не верится, что они были всего лишь собаками.

В создание этой книги внесли вклад сотни людей. Студенты, для которых изучение собак стало таким же, как и для нас, захватывающим и доставляющим глубокое удовлетворение делом. Коллеги, с которыми мы оживленно спорили, обсуждая различные точки зрения. Скотоводы, опробовавшие новую систему охраны поголовья с помощью собак. Погонщики собачьих упряжек; дрессировщики охотничьих собак и представители других профессий, использующие собак в своей работе. Люди, ограниченные в своих физических возможностях, которым собаки служили истинной опорой в жизни. Наконец, многочисленные владельцы домашних питомцев, — в общем, все, чье существование, так или иначе, переплетается с жизнью собак.

Нашими знаниями мы во многом обязаны погонщикам ездовых собак, дрессировщикам, кинологам, инструкторам «собачьих школ», биологам, изучающим волков и койотов. Исключительно ценна роль ветеринара Чарльза Бедфорда. Нельзя обойти добрым словом тех наших друзей, кто частенько приглашал нас на выходные зимой, несмотря на то, что мы всегда приезжали с упряжкой как минимум из шестнадцати собак, являя собой весьма шумную и обременительную компанию. Причем некоторые, например Эрих Клингхаммер и Гюнтер Блох, еще и организовывали для нас полезное общение с разнообразными людьми.

Неоценимую работу с рукописью проделали Крэг Клинг и Стэнли Уорнер, стараясь довести ее до совершенства. Линн Миллер обеспечила нас критическим обзором литературы, оказавшейся за пределами нашей компетенции. Джером Либлинг, Кэйти Сарджент и Ричард Шнайдер помогли с иллюстрациями.

На титульном листе этой книги стоят два имени, потому что все приключения и исследования авторов были совместными. Мы написали книгу вдвоем, что потребовало немало терпения и поддержки от остальных членов нашей семьи. Однако после предисловия и введения рассказ ведется от первого лица в единственном числе — из стилистических соображений и для удобства восприятия текста.

Все породы хороши — выбирай на вкус

Первое знакомство авторов с собаками произошло в детстве, как и у многих детей в Соединенных Штатах. У каждого из нас появилась первая собака в возрасте одиннадцати лет. За прошедшие с тех пор четыре десятилетия вплотную имели дело примерно с тремя тысячами собак. У Лорны была первая длинноногая и пестрая лопоухая дворняжка с соседней фермы, а у Рея, коренастый со стоячими ушами, но неопределенной породы черный пес, родившийся без призору близ городского склада. Опыт совместного содержания собаки появился десять лет спустя, когда в честь окончания колледжа Рей подарил Лорне помесь овчарки и колли. В последующие годы у нас поселились две милые и смышленые гончие, два довольно несимпатичных бладхаунда, жизнерадостное подобие сеттера, и настоящий английский сеттер, тоже весьма энергичный. Затем наши дети еще расширили компанию, включив в нее отважную маленькую вельш корги пемброк и несколько чесапик бей ретриверов, которых Тим растил и дрессировал для участия в состязаниях охотничьих собак и работы в поле.

Профессиональный интерес к собакам появился в студенческие годы, когда мы изучали этологию, будучи студентами. Рей, выбравший отологию, исследовал происхождение цветных узоров у тропических бабочек и реакцию выращенных в неволе птиц на незнакомые раздражители. Лорна занималась остротой зрения у птиц и в связи с этим проблемой ущерба, причиняемого пернатыми сельскохозяйственным культурам. А возле нашего загородного дома вся сосновая роща была занята ездовыми собаками и их жильем. Мы приобрели суку белого окраса, помесь хаски и маламута, и скоро у нас было пять, потом десять и, наконец, чуть ли не пятьдесят собак. На протяжении двенадцати лет мы осматривали, обсуждали, дрессировали, покупали, продавали, объезжали тысячи собак. Разговор редко заходил о чем-то помимо собак, они очень многому нас научили, а к тому же в соседнем городе у нас был еще и наставник-ветеринар Чарлз Белфорд. О нем мы узнали благодаря его славе чемпиона в гонках на ездовых собаках, и он привил нам интерес и любовь к этому виду спорта. Поскольку наша белая полу-хаски (по кличке Ситка) предположительно родилась на санях во время гонок, мы решили, что это прекрасная ездовая собака. А Белфорд, будучи всемирно известным погонщиком ездовых собак (на то время одним из трех лучших таких специалистов в мире), мог бы, по-нашему мнению, ее оценить. И вот мы взяли Ситку и отправились к Белфорду, ожидая услышать от него похвалы, — но напрасно. А на наши собственные комплименты в ее адрес он спросил: «Откуда вам известно, что это ездовая собака?». Когда же ему рассказали историю ее рождения, последовал еще один вопрос: «А тащила ли она когда-либо сани?»

Если бы только наш теперешний друг тогда сказал нам, что невозможно, глядя на неподвижно стоящую собаку, сказать, способна ли она бежать и тащить сани; что для хорошего бега собаке требуется определенная форма тела, что не важно происхождение собаки, а ее телосложение. Принадлежность к той или иной ездовой породе не означает, что данная собака способна хорошо бежать в упряжке. Все это нам пришлось самим постигать с нуля.

Мы решили показать Белфорду, что природу Ситки можно пробудить обучением, и стали дрессировать ее. Наш двор заполнился собаками. В помощь Ситке мы приобрели чистокровных сибирских лаек; чтобы хоть как-то тащить сани, их нужно было много, а делать это быстро у них вообще не получалось. Через несколько лет Рей получил степень доктора философии и свою первую настоящую работу — преподавателем в Гемпшир-колледже. Тем временем он переключил свое внимание с сибирских лаек на аляскинских хаски, которых не было у Белфорда. В конце концов, у него сложилась «команда» из шестнадцати собак, которые бежали в упряжке не хуже других в Новой Англии и Канаде, а иногда даже занимали первое место. Карин тоже занималась гонками и со своей упряжкой из пяти собак нередко получала награды. В семидесятые годы «команда» Рея стала прямо-таки выдающейся, благодаря лидеру — бордер колли по кличке Перро. Перро раньше жил у преподавателя статистики из Амхерста-колледжа, который вынужден был отдать своего любимца из-за того, что он постоянно преследовал автомобили. В упряжке Перро стал бесподобным лидером. Он был выше и худощавее типичных бордер колли, обладал очень быстрой реакцией и прекрасно ориентировался на местности, и замечательно точно выполнял команды погонщика. Ситка же еще до появления Перро «ушла со сцены».

Читать еще:  У собаки текут глаза — причины выделений и основы лечения

Восемь лохматых сил: новогодний тест-драйв собачьей упряжки

Как известно, Санта развозит подарки детям на оленьей упряжке. Инициатива благая, да и картина благолепная. У нас же олени в тот день имелись разве что в виде горячего блюда, и обкатать их не удалось. Зато вместо оленьей упряжки удалось «протестировать» собачью – и сегодня, в новогодние праздники, мы приглашаем вас на этот полушутливо-полусерьезный тест-драйв.

Э то на первый взгляд упряжка выглядит транспортным средством примитивным: казалось бы, зацепил, зацепился – и покатил. Однако когда свое средство передвижения перед началом тест-драйва надо еще и собрать, задача становится куда интереснее. Более того, здесь все продумано получше, чем в иных автомобилях: для откручивания масляного фильтра не нужно иметь метровую руку с тремя локтями, а пробка заливной горловины не остается на ключе зажигания, гордо путешествуя с вами по АЗС. Собственно, и масляного фильтра-то тут нет, а заливная горловина вовсе без пробки, зато зубастая и почти всеядная. И компоновка двигателя необычная, и привод самый что ни на есть полный. Познакомимся поближе?

Хочешь поехать – собери их всех

Современные машины стали простыми, банальными и элементарными в управлении. Подошел, открыл, не доставая ключа, уселся, завел мотор нажатием кнопки – и двинулся по своим делам, нежась под потоками ароматизированного воздуха из климатической системы. То ли дело упряжка: хочешь поехать – собери все сам. Собери собак по территории, если не догадался привязать их с вечера, потом собери их в упряжку. Хорошо хоть нарту собирать не надо – по крайней мере, каждый день. Потому что и без нее забот тут хватает.

На фото: третий, пятый и восьмой цилиндры

Итак, начнем со сборки «мотора». Компоновка тут, как мы уже помним, необычная: это двухрядная «восьмерка». Бывают и другие конфигурации: к примеру, с семью «цилиндрами», и с пятью (привет, Audi и Volvo), и с другим их числом. Но нам повезло: у нас их полных восемь, а это, вдобавок, значит, что в упряжке будет два «вожака».

Да-да, это в обычном моторе все цилиндры одинаковые и равноправные (хоть система смазки иногда об этом и не знает), а здесь сборка усложняется иерархическими и функциональными тонкостями. Первыми (или первым) в упряжке становятся вожаки – это самые умные собаки, которые не только знают, но и выполняют команды «водителя». За ними идут тягловые пары – они выполняют более простую работу, следуя за впередиидущими компаньонами. Ну а поскольку нагрузка на собак увеличивается по мере приближения к нарте, которую они тащат, то последняя пара – это самые сильные (но не самые глупые) псы: они выполняют основную работу при старте с места, да и вообще особо не расслабляются при движении.

Как видно, такая двухрядная компоновка обеспечивает большую компактность силового агрегата при сохранении требуемой мощности и числа цилиндров (примерно тем же руководствовались создатели VR- и W-образных моторов). Осталось только собрать «движок» воедино: к счастью, тут не нужны инструменты, достаточно лишь немного силы и ловкости рук. Роль объединяющего цилиндры «блока» тут выполняет центральный потяг, от которого в стороны отходят постромки. Каждая собака крепится двумя постромками. Передний постромок короткий и цепляется за ошейник: его основная роль – направлять собаку вдоль осевой линии, не позволяя ей шнырять вправо-влево. Задний постромок более длинный, и он-то как раз является элементом «трансмиссии», передавая тягу от лап к нарте. У первого ряда собак передних постромков нет, они соединяются одним постромком только между собой – это позволяет рулить им и ими, направляя упряжку, куда следует.

Огромное преимущество упряжки перед почти любым колесным транспортным средством (кроме разве что какого-нибудь Шамана) – это полный, полнейший привод. В нашем случае это 8х8 или даже 32х32, если считать по-честному. Такой расклад позволяет трогаться практически в любых условиях, а поскольку «шины» здесь весьма «шипованные», то и пробуксовка почти исключена. Куда важнее справиться с избытком тяги на старте, чем задуматься о ее возможном недостатке.

Но и вопрос комфортного старта здесь тоже решен! В машине за плавное трогание с места отвечает сцепление (зачастую с дорогущим двухмассовым маховиком), а здесь все гораздо бюджетнее в ремонте и проще по конструкции. Чтобы каюр (а именно так называют «погонщика», ездока или водителя), стоящий на полозьях позади нарты, смог удержаться за нее озябшими руками при буйном старте, в потяге прямо перед нартой имеется эластичная вставка. Она растягивается при трогании с места, обеспечивая плавный старт и компенсируя рывок, который гарантированно устроят лохматые источники неиссякаемой тяги.

А тяга здесь поистине неиссякаемая: главным преимуществом хаски является не столько их мощность, сколько выносливость и запас хода. Эти собаки, похоже, никогда не устают: в ожидании поездки они вертятся, скачут, роют ямы, воют и лают (да-да, вопреки некоторым мнениям, они умеют и лаять), а стоит остановиться в ходе заезда, как они немедленно принимаются возиться, жрать снег, откапывать и опять-таки жрать какую-то жухлую траву и прочие подснежные деликатесы, а также валяться в снегу.

Одно только наблюдение за тем, как уже запряженная собака в нетерпении подпрыгивает вверх и вперед, отлетает назад, одергиваемая постромками, и прыгает снова и снова, ясно дает понять, сколько в них энергии.

Ну и уже заговорив об энергии, стоит упомянуть о максимальной скорости, запасе хода и расходе топлива. Разумеется, наш тест был крайне коротким, едва ли превысив километр, но по словам инструкторов-каюров, в день собаки могут пройти более ста километров в среднем темпе, а максимальная скорость с «форсированным мотором» из подготовленных спортивных псов , идущих по хорошей дороге, может превышать 70 километров в час! «Заправлять» упряжку нужно всего раз в день – метаболизм у собак медленный, и вечернего кормления хватает на сутки. Да и прихотливость в еде у них, похоже, поскромнее, чем у вашего спорткара, требующего 98-й бензин: конечно, одной какой-нибудь юколой их всю жизнь кормить не стоит, но и воротить носы от предложенного угощения они вряд ли станут. Все лучше, чем снег и жухлая трава, в конце концов.

Роскошь и технологии

Почти разобравшись с силовым агрегатом, можно отвлечься и взглянуть на экстерьер и интерьер самой нарты, а заодно поговорить об управляемости.

Экстерьер и конструкция нарты – торжество простоты. В нашем случае это компактная грузопассажирская нарта: каюр, как мы уже знаем, стоит сзади, на концах полозьев, а в самой нарте может расположиться пассажир или груз. Полозья деревянные, но снизу имеют пластиковые накладки для улучшения скольжения. Ну а еще в конструкции нарты стоит отметить «зону программируемой деформации»: дугу в передней части, которая предохраняет нарту от повреждения в случае лобового столкновения, а после такого столкновения легко заменяется на новую. Как видите, здесь все тоже отнюдь не так примитивно, как может показаться.

Еще одна важная техническая составляющая нарты – это тормоза. Сколько, говорите, у вас тормозов в автомобиле? Два, основной и стояночный? Ерунда, здесь их три. Конечно, это во многом вынужденная мера: гидропривод к лапам не присобачить, а тормозить как-то надо. Поэтому ступеней торможения три. Для легкого притормаживания здесь есть металлическая пластина с небольшим поперечным гребнем, расположенная между концами полозьев нарты, на которых стоит каюр: для снижения скорости он просто встает на нее ногой, и гребень врезается в снег. Но для полной остановки этого катастрофически мало, так что на этот случай в задней части есть уже более длинные и острые крючья, наступая на обратную сторону которых, «драйвер» вгоняет их в снег. Ну а роль стояночного тормоза выполняет крюк-якорь на тросе, который вонзают в поверхность уже после полной остановки упряжки.

Ну вот, с техникой закончили – пора погружаться в роскошь интерьера нарты. Что? Говорите, больно простецки тут все? А вот и нет: в отделке интерьера используется исключительно натуральное дерево, обивка (ладно, накидка) сиденья – натуральная оленья шкура. Как говаривал Джереми Кларксон – «такого даже в Майбахе нет!». Так что не торопимся с выводами, усаживаемся в удобный кокпит с экстремально низкой и спортивной посадкой и готовимся к самому главному – поездке!

С ветерком и азартом

Да, вышеизложенный инструктаж практически полностью подготовил нас – а заодно и вас – к поездке: ведь не так важно, как разгоняться, куда важнее знать, как тормозить. А тормозить мы умеем – правда, не можем, потому что управляет упряжкой каюр сзади, а мы возлежим на оленьей шкуре в грузопассажирском отсеке. Однако не стоит думать, что ключевой корень в слове «грузопассажирский» – это «груз».

Нарта управляется как смесь старых Жигулей и спортивного мотоцикла: специальными громкими словами, ногами и туловищем.

Правда, слова здесь исключительно позитивные: ими каюр подбадривает и подгоняет собак, регулируя тем самым скорость. Ногами, как нам уже известно, он тормозит. А вот поворачивать нарту и всю упряжку целиком – целое искусство.

Во-первых, для идеальной управляемости впереди должны идти по-настоящему толковые собаки, которые понимают, что им крайне нежелательно огибать дерево с разных сторон или бежать «прямо и все». Ведь хаски – не лошадь, и никаких, даже самых примитивных средств прямого воздействия на ведущего упряжку вожака нет. Поэтому каюр во многом полагается на собак – а сам при этом вовсю рулит непосредственно нартой.

Здесь вариантов два: для легкого поворота ему достаточно встать обеими ногами на полоз на той стороне, в которую нужно сместиться. Это немного меняет развесовку, и нарта сползает вправо или влево. Ну а если поворот более крутой, то нужно представить себя героем олдскульной игрушки Road Rash, где отмороженные байкеры гоняли на мотоцикле с люлькой. Причем представить себя нужно именно тем персонажем, что едет в люльке: в правых поворотах он свешивается из нее наружу, чтобы создать противовес и препятствовать опрокидыванию мотоцикла. Ну а каюру так нужно делать и в левых поворотах тоже. Чем круче поворот, тем сильнее надо свешиваться – и вот тут мы вспоминаем о том, что тоже в нарту не в качестве груза залезли. Хочешь – не хочешь, а чтобы не хапнуть полный рот снега или древесной коры в крутом повороте, телом подвигать тоже придется. А ты и не против!

Единственное, о чем вспоминаешь уже во время движения – это полное отсутствие у нарты такой штуки как подвеска. Собакам-то ваши страдания неведомы: они не замечают ни колдобин, ни корней, ни камней, а вот тот, кто расположился в салоне, ощущает часть дефектов дорожного полотна. Но назвать нарту некомфортной сложно: все же полозья длинные, и неровности проходятся плавно, «ползком». Главное – не наскочить на острый камень или продольную корягу: такое препятствие может оставить неизгладимый след на вашей. репутации.

Главное – душа

Знаете, некоторые автовладельцы говорят, что у их машины есть душа. Может, оно и так – но сама машина это никоим образом не доказывает. А вот у нашей упряжки совершенно точно есть целых восемь душ. Мятежных, отважных и лохматых. Поэтому, завершая тест-драйв, обязательно стоит попрощаться с каждой собакой. Потрепать по загривку, похлопать по боку, почесать за ухом, предложить любимой жухлой травы или даже чего повкуснее. Ведь автомобиль просто постоит на улице и на следующее утро заведется так же спокойно и беспристрастно, как и вчера. А собаки рады видеть вас каждый день. И этим они точно лучше любой машины.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector